Особые покровители Чайковского
П. И. Чайковский
Опера «Опричник»
Экземпляр первого издания партитуры
Санкт-Петербург: В. Бессель, 1896

Российский национальный музей музыки
Расцвет отечественной культуры в позапрошлом столетии, ставший для неё поистине золотым веком, вряд ли был бы возможен без того большого внимания, которое уделяли искусствам представители царствующего дома Романовых. Под августейшим покровительством великой княгини Елены Павловны в 1859 году начало свою деятельность Русское музыкальное общество. При своём следующем президенте великом князе Константине Николаевиче, родном брате императора Александра II, Общество обрело престижный Императорский статус, укрепило своё материальное положение и начало масштабное движение по стране через открытие сети региональных отделений. Великого князя на посту президента Русского музыкального общества сменила сначала его супруга великая княгиня Александра Иосифовна, а затем его сын великий князь Константин Константинович, известный как поэт, выступавший под криптонимом К. Р.

Из всех августейших покровителей музыкального искусства в России Чайковский наиболее тесно общался с великими князьями Константином Николаевичем и Константином Константиновичем. В общей сложности это общение продолжалось более 20 лет, с 1872 по 1893 год.

В историю России великий князь Константин Николаевич (1827–1892) вошёл, прежде всего, как выдающийся государственный деятель эпохи реформ Александра II, многолетний глава Морского ведомства. Вместе с тем Константин Николаевич был страстным меломаном и музыкантом-любителем. Наиболее известно его увлечение игрой на виолончели и музицированием в камерном ансамбле. В его резиденции в Санкт-Петербурге — Мраморном дворце — устраивались регулярные музыкальные собрания, куда приглашались известные музыканты второй половины XIX века. Основную часть репертуара составляли камерные сочинения, в которых великий князь играл виолончельную партию. Ещё до личного знакомства с Чайковским Константин Николаевич слышал Первый струнный квартет композитора и его Кантату к Политехнической выставке в Москве в 1872 году, которые оценил очень высоко. Общение композитора и великого князя началось в Санкт-Петербурге в октябре 1872 года, когда они познакомились на квартетном вечере, где исполнялся Первый квартет Чайковского. 15 мая 1873 года при посещении Константином Николаевичем Москвы композитор был ему официально представлен как профессор Московской консерватории. В тот же день великий князь присутствовал на экстренном собрании Музыкального общества, на котором впервые услышал Вторую симфонию Чайковского, ставшую с того момента одним из его самых любимых музыкальных произведений. В 1874 году Константин Николаевич оказал содействие в постановке на сцене Мариинского театра оперы композитора «Опричник», а в 1876-м такой же помощи удостоилась следующая его опера «Кузнец Вакула, или Ночь перед Рождеством», незадолго до того выигравшая оперный конкурс Императорского Русского музыкального общества, проходивший под патронатом великого князя. Спустя много лет, в письме к великому князю Константину Константиновичу Чайковский вспоминал: «Было время, когда меня знать не хотели и, если бы не покровительство Великого Князя, отца Вашего, — ни одной моей оперы не приняли бы на сцену». Константину Николаевичу Чайковский посвятил оперу «Опричник».
П. И. Чайковский
Кантата «Москва»
Автограф партитуры
Париж, март–апрель 1883

Российский национальный музей музыки
Ему же посвящён и Второй струнный квартет композитора, оконченный в январе следующего 1874 года. Великий князь со своими музыкантами принимал участие в первых приватных исполнениях этого сочинения, а также неоднократно слушал его на сеансах камерного музицирования у себя дома и на концертах. Константину Николаевичу квартет очень нравился, хотя он и отмечал его большие технические трудности.

Творчество Чайковского привлекало стабильный интерес великого князя на протяжении последующих лет. Среди его ярких впечатлений от сочинений композитора — опера «Евгений Онегин», с которой он познакомился ещё до того, услышал её в театре и в которой находил «прелестнейшие вещи и чрезвычайно мелодичные». Константин Николаевич бывал на репетициях и исполнениях произведений Чайковского как в России, так и за рубежом. В поле его зрения были сочинения композитора практически всех жанров —оперы, симфонии, камерные ансамбли, фортепианные сочинения, вокальные миниатюры. Великий князь неизменно отмечал в своих дневниковых записях их красоту, впрочем, порой мог расслышать её не сразу.

Расположение Константина Николаевича к Чайковскому стало поводом к рассмотрению его кандидатуры на пост директора Московской консерватории в 1885 году. Хотя эту должность композитор так и не занял, несколько лет он трудился на высоком административном посту члена дирекции Московского отделения Императорского Русского музыкального общества.

При взаимном доверии и уважении Чайковского и великого князя Константина Николаевича, близких человеческих отношений между ними не возникло. Их встречи проходили обычно в официальной обстановке. Редкий случай неформального общения имел место в Париже в январе 1883 года на представлении оперы Моцарта «Свадьба Фигаро». Композитор так описал его в письме к Н. Ф. фон Мекк: «Он (великий князь Константин Николаевич — А. К.) был необычайно мил, любезен, очарователен. В начале каждого антракта затем он уводил меня на площадку курить и беседовал со мной как самый простой смертный. <…> Удивительно умён, мил и приятен этот человек».
П. И. Чайковский
Хор «Блажен, кто улыбается».
Автограф партитуры
Майданово, декабрь 1887

Российский национальный музей музыки

Контакты Чайковского и Константина Николаевича во многом подготовили почву для общения композитора со вторым сыном великого князя — Константином Константиновичем (1858–1915). Эти связи можно назвать дружбой двух творческих фигур, которые, несмотря на разницу в возрасте и масштабе дарования, взаимно обогащали друг друга.

Константин-младший был искренно влюблён в искусство, обладал значительным культурным кругозором. Помимо написания стихов, пробовал силы в музыкальной композиции, хорошо владел фортепиано (среди его учителей был Густав Кюндингер, у которого в 1850-е годы занимался Чайковский). Обстоятельства знакомства с великим князем композитор достаточно подробно описал в одном из писем к Н. Ф. фон Мекк: «У Великого Князя Константина Николаевича есть сын Константин Константинович. Это молодой человек 22 лет, страстно любящий музыку и очень расположенный к моей. Он желал со мной познакомиться и просил мою родственницу, жену адмирала Бутакова, устроить вечер, на котором бы мы могли встретиться. Зная мою нелюдимость и несветскость, он пожелал, чтобы вечер был интимный, без фраков и белых галстухов [sic!]. Не было никакой возможности отказаться. Впрочем, юноша оказался чрезвычайно симпатичным и очень хорошо одаренным к музыке. Мы просидели от 9 часов до 2-х ночи в разговорах о музыке. Он очень мило сочиняет, но, к сожалению, не имеет времени заниматься усидчиво». Позднее Чайковский также отзывался о своём новом знакомом с неизменной симпатией.

Переписка с великим князем Константином Константиновичем представляет одну из самых содержательных страниц эпистолярного наследия композитора. Она включает 31 письмо Чайковского и 28 писем великого князя. Здесь обсуждаются общие эстетические проблемы, содержатся интересные оценки творчества крупнейших композиторов. В переписке разворачивается оживленная и содержательная дискуссия о технике стихосложения, стиховых формах и жанрах.

Чайковский был знаком с поэтическим творчеством К. Р. Несколько книг имеются в его личной библиотеке, в том числе с дарственными надписями автора. В 1886 году, благодаря великого князя за присланные стихи, композитор подчеркивал: «...многие из них проникнуты теплым, искренним чувством, так и просящимся под музыку!» Чайковский не покривил душой — шесть стихотворений поэта он использовал в следующем 1887 году в своих Шести романсах op. 63, опубликованных с посвящением Константину Константиновичу. Среди них такие известные как «Растворил я окно» и «Серенада» («О, дитя! под окошком твоим»). Ещё одно стихотворение К. Р. «Блажен, кто улыбается» легло в основу созданного в том же году хора, посвященного Хору студентов Московского университета. В дальнейшем Чайковский собирался написать еще один романсовый сборник на стихи августейшего поэта, но замысел этот не реализовал.

Не выходя за определённые рамки ни по тону, ни по содержанию, ни по интенсивности общения, контакты композитора с великими князьями Константином Николаевичем и Константином Константиновичем явились важной сферой мира Чайковского и оставили значительный след в истории музыкального искусства.
Александр Комаров,

ведущий научный сотрудник Российского национального музея музыки, кандидат искусствоведения
Made on
Tilda