Как работал Чайковский
П.И. Чайковский Симфония "Манфред", часть I Эскиз Майданово, апрель-май 1885 Российский национальный музей музыки
Часто в нашем представлении гений – это необыкновенный человек, наделённый сверхспособностями, позволяющими ему с лёгкостью творить то, что не под силу обычным людям; по капризу вдохновения, практически «по щучьему веленью, по моему хотенью», как сказочный персонаж, без напряжения рождать на свет шедевр за шедевром, изумляя обывателя.

Артур Шопенгауэр сказал о гениально одарённых людях так: «Талант попадает в цели, в которые обычные люди попасть не могут; а гений – в цели, которые обычные люди не видят».

Пётр Ильич Чайковский работал не как вдохновенный гений. Он работал как мастер, даже как ремесленник – в самом высоком смысле этого слова. «Вдохновение – гостья, которая не любит посещать ленивых», говорил он. Ему было чуждо позёрство, иногда присущее творческим натурам; как во внешних проявлениях (костюм, манеры), так и внутренне он был дисциплинирован и строг к себе.
П.И. Чайковский
Песня "Легенда" ("Был у Христа младенца
сад") из "Шестнадцати песен для детей" Эскиз
Каменка, октябрь 1883

Российский национальный музей музыки

Антон Рубинштейн научил его на ходу заносить мелькнувшие музыкальные мысли в записную книжку. Чайковский работал изо дня в день, редко давая себе отдых. Н.Д.Кашкин, друг композитора, вспоминал о его стиле работы так:

«При всей пылкости и впечатлительности своей натуры Пётр Ильич всегда был олицетворением порядка и аккуратности, в особенности в своих занятиях, и всегда умел ценить время. Он обладал какой-то особенно выработанной техникой труда, в которой всё было предусмотрено в смысле простоты и практичности приёмов, точно у хирурга на операции. Это умение также сберегало ему немало времени и позволяло работать с недостижимой для других скоростью».

Чайковский всё делал быстро – быстрой была его походка, быстро он писал письма, быстро читал книги. Он умел сосредоточиться на работе, использовать время и силы целеустремлённо и полностью, находясь в состоянии максимальной концентрации. Нередко такое состояние у него возникало не только в рабочие часы; друзья подшучивали над рассеянностью Петра Ильича, хотя она заслуживала более уважительного отношения – ведь это означало, что в такие моменты Чайковский продолжал работать. В письме к Н.Ф.фон Мекк он пишет: «Иногда я с любопытством наблюдаю за той непрерывной работой, которая сама собой, независимо от предмета разговора, который я веду, от людей, с которыми нахожусь, происходит в той области головы, которая отдана музыке».

С раннего детства Чайковский любил строгий распорядок дня. Расписана была каждая минута, начиная с подъёма в 6 утра, вплоть до времени на еду, прогулки, не говоря уже о часах за инструментом и письменным столом.

«Нет никакого сомнения, что даже и величайшие музыкальные гении работали иногда, не согретые вдохновением… Я одарён терпением и приучил себя никогда не поддаваться неохоте. Я научился побеждать себя… Я работал ежедневно и аккуратно. В этом отношении я обладаю над собой железной волей, и когда нет особенной охоты к занятиям, то всегда умею заставить себя превозмочь нерасположение и увлечься» – писал Чайковский.
Екатерина Мечетина,

Заслуженная артистка Российской Федерации
Made on
Tilda