Наследие Чайковского за рубежом. Собиратели и хранители
Интерес к документальному наследию Чайковского за рубежом был и остаётся не меньшим, чем в России, не только при жизни композитора, но и в последующие годы и, особенно, в наши дни. Сегодня за границей находится, по сравнению с российской частью, небольшая, но очень важная часть материалов — ведь любой, даже самый, на первый взгляд, незначительный документ, связанный с фигурой масштаба Чайковского, является драгоценностью для мировой культуры. Рукописи и различные рукописные материалы русского композитора являются гордостью музеев, библиотек и архивов Армении и Великобритании, Германии и Грузии, Италии и Казахстана, Нидерландов и Норвегии, США и Франции, Чехии, Швейцарии, Швеции. Среди зарубежных хранителей документального наследия Чайковского такие известные организации как Британская библиотека, Немецкая государственная библиотека, Библиотека Конгресса США, Библиотека и Музей Пирпонта Моргана, Национальная библиотека Франции, Библиотека Фонда Пауля Захера, Грузинский национальный центр рукописей. Некоторая часть документов находится в собраниях частных коллекционеров, которые нередко идут навстречу исследователям и предоставляют им для работы, а иногда и публикации, копии материалов.
Э. Григ [Конец 1880-х]
Российский национальный музей музыки
Основной тип документов Чайковского, который представлен в зарубежных хранилищах, — письма композитора, направленные им выдающимся современникам-музыкантам. Это и коллеги-композиторы, и исполнители его сочинений, и музыкальные издатели, и устроители концертов. В их числе композиторы Антонин Дворжак, Камиль Сен-Санс, пианисты Ганс фон Бюлов и Софи Ментер, дирижёр Эдуар Колонн, издатель Феликс Маккар. Самыми обширными зарубежными хранилищами писем Чайковского в настоящее время являются Национальная библиотека Франции (36 документов), Библиотека Королевского Северного музыкального колледжа в Манчестере (16 документов) и Библиотека Конгресса США (14 документов).

В норвежской Государственной библиотеке Бергена находятся экземпляры нотных печатных изданий сочинений Чайковского с дарственными надписями композитора его глубокоуважаемому коллеге Эдварду Григу. С ним Чайковский познакомился в Лейпциге в самом начале 1888 года во время своей первой гастрольной поездки по странам Европы. Оба музыканта прониклись симпатией друг к другу, и дальнейшее их общение отличалось особой теплотой и душевной близостью. Известно, что первоначально Чайковский планировал посвятить Григу свою Пятую симфонию и даже сообщал ему об этом, однако затем, по ряду причин, отказался от этого намерения. Норвежскому композитору посвящена увертюра-фантазия Чайковского «Гамлет», написанная в одно время с Пятой симфонией. В течение 1888 года музыканты обменялись несколькими письмами и изданиями своих сочинений. Письма Чайковского, вместе с подаренными им Григу нотами, хранятся в Государственной библиотеке Бергена.
М. М. Ипполитов-Иванов
Москва, фотография К. А. Фишера, 1910-е
Российский национальный музей музыки

Особую культурную ценность представляют находящиеся за рубежом автографы музыкальных произведений Чайковского. На сегодняшний день известно всего о нескольких таких документах, причём два из них оказались в поле зрения исследователей лишь в последние годы. В настоящей заметке мы расскажем только о тех трёх рукописях, что известны уже много лет. Новым же выявлениям посвятим следующий отдельный сюжет.

Сокровищем Грузинского национального центра рукописей является автограф хора «Ночевала тучка золотая» на слова М. Ю. Лермонтова. Это нечасто звучащее сочинение Чайковского было написано в июле 1887 года по просьбе некой госпожи Кайтмазовой во время пребывания композитора в Боржоме. Сведений об исполнении хора при жизни Чайковского нет. О нём стало известно лишь спустя без малого двадцать лет после кончины композитора. В феврале 1910 года Михаил Михайлович Ипполитов-Иванов, тогда уже директор Московской консерватории, а в 1882–1893 председатель Тифлисского отделения Императорского Русского музыкального общества, прислал музыкальному издателю Борису Петровичу Юргенсону, автограф хора. В свою очередь, Ипполитов-Иванов получил рукопись от г-жи Кайтмазовой, по просьбе которой, как она утверждала, сочинение и было написано. Текст хора был награвирован, однако выпустить издание оказалось невозможно, поскольку владелица рукописи настаивала на выплате ей весьма значительной суммы, неприемлемой для фирмы. Автограф хора «Ночевала тучка золотая» пришлось вернуть г-же Кайтмазовой, а тираж издания сочинения был напечатан уже в иных исторических условиях в 1922 году. Рукопись Чайковского хранилась в Музее историко-этнографического общества, а затем была передана в Институт рукописей имени К. С. Кекелидзе Академии наук Грузии (ныне — Грузинский национальный центр рукописей).
С. Ментер
Тифлис, фотография В. Барканова, [ок. 1890]
Российский национальный музей музыки
В Консерватории Неаполя находится автограф знаменитой «Русской пляски», вставного номера из балета «Лебединое озеро», в фортепианной версии. Эта работа Чайковского связана с приглашением директора Консерватории Лауро Росси в 1878 году принять участие в составлении альбома памяти Винченцо Беллини, приуроченного ко дню открытия памятника композитору. Чайковский долгое время не имел возможности приняться за предложенную работу, а затем, узнав, что срок представления пьесы ещё не вышел, поспешил направить составителю альбома переработку ранее сочинённого балетного номера. В составе фортепианного альбома «Alla memoria de Vincenzo Bellini» пьеса увидела свет только в 1884 году.

Самой объёмной творческой рукописью Чайковского, хранящейся сегодня за границей, является автограф партитуры масштабной пьесы пианистки Софи Ментер «Ungarische Zigeunerweisen» («Венгерские цыганские напевы») для фортепиано с оркестром, где русский композитор инструментовал партию сопровождения. Документ хранится в собрании Библиотеки и Музея Пирпонта Моргана в Нью-Йорке.

Композитор сделал инструментовку этого сочинения в сентябре–октябре 1892 года, когда по приглашению Ментер гостил в её замке Иттер в Тироле. Несмотря на значительный объём партитуры, ни в письмах, отправленных из Иттера, ни в более поздних, он ни разу не упомянул о ней. Впервые это сочинение прозвучало в симфоническом собрании Одесского отделения Императорского Русского музыкального общества в январе 1893 года в исполнении Ментер и оркестра под управлением Василия Львовича Сапельникова. На концерте присутствовал Чайковский.

Печатное издание «Венгерских цыганских напевов» появилось только в XX веке. В 1909 году их партитуру и переложение для двух фортепиано напечатало нью-йоркское издательство «G. Schirmer». Автограф партитуры хранился у Ментер до 1911 года, когда она вынуждена была распродать наиболее ценную часть своего архива, главным образом, рукописи. Часть из них попали в Будапештскую национальную библиотеку, другие — к берлинскому антиквару Лео Липманзону. Среди последних находился и автограф Чайковского. Позднее его перекупил нью-йоркский антикварный агент, у которого в 1947 году рукопись приобрела г-жа М. Ф. Кэри. В 1968 году её коллекция поступила на хранение в Библиотеку Пирпонта Моргана в Нью-Йорке, где находится и в настоящее время. Полная копия рукописи «Венгерских цыганских напевов» была передана в Дом-музей Чайковского в Клину и в 1970 году была использована для подготовки издания пьесы в составе Полного собрания сочинений композитора.

Зарубежная часть творческого архива Чайковского известна далеко не полностью и остаётся во многом пока ещё настоящей terra incognita. Однако год за годом, благодаря, главным образом, сообщениям аукционных домов и антиквариатов, мы узнаём о ней всё больше и тем самым обогащаем наши представления о составе драгоценного наследия.
Александр Комаров,

ведущий научный сотрудник Российского национального музея музыки, кандидат искусствоведения
Made on
Tilda